В стратегии № 1 стандартизируются и торговые марки, и реклама. Такая ситуация должна превалировать в среде, где глобальные силы велики, а локальные — слабы.

Классические примеры такой стратегии — «Marlboro», «Coca-Cola», «Gillette Sensor», «Sony» «Walkman», «McDonald's», «Levi», «Gucci», «Ariel» и т. д.

Эти бренды, глобальность которых не подвергается сомнению, предлагают потребителям выгоды, которые одинаково ценятся во всех странах: «Соке» — удобство и притягательность американского молодежного стиля, «Sony» — возможность «слушать музыку на ходу», «Hermes» — моду и романтику. Выгоды могут представлять как трудные для имитации изобретения, такие как подгузники «Pampers» или мгновенные фотоаппараты «Polaroid», так и эмоциональные переживания, как у «Dunhill» и «Carrier».

Особенно мощный вид позиционирования, которым можно пользоваться в глобальном масштабе, подразумевает применение национальных стереотипов: немецкое качество автомобилей, французский стиль и романтичность парфюмерии, английский консерватизм мужского готового платья, американская молодость и радость фаст-фуда.

Судя по всему, именно такой политикой в отношении своих торговых марок руководствуется компания Procter & Gamble. 70% ее товарооборота приходится на бренды, продаваемые по всему миру, такие как «Ariel», «Pampers», «Clearasil», «Vick». Правда, есть одно исключение: шампунь «Wash & Go» был выпущен на рынки 60 стран под 6 разными торговыми марками. Впрочем, на всех рынках сохранилась концепция «два в одном». Существуют также небольшие различия в способах исполнения рекламы. Последний пример показывает, что полная стандартизация, скорее всего, неосуществима.